Общий вид главного Ярмарочного дома

 

Реформа 19 февраля 1861 года  не могла не отразиться и на всероссийском торжище - Нижегородской ярмарке, ввиду ее общегосударственного значения.

Общий вид главного Ярмарочного дома

 

Но едва ли еще не больший, по крайней мере более резкий и сравнительно быстрый, переворот как в складе жизни временного ярмарочного населения, так и в самой торговле произвело быстрое развитие речного пароходства волжского бассейна с конца пятидесятых годов и такое же развитие вслед за тем, с начала шестидесятых годов, железнодорожных путей и прежде всего проведение железной дороги между Москвой и Нижним Новгородом в самом начале десятилетия.

 Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны  Вид на город и суда с ярмарочной стороны Вид на город с Петербургской пристани Вид на стрелку Вокзал Московско - Нижегородской ж/д дороги Вокзал Московско - Нижегородской ж/д дороги

 

Строй ярмарочной жизни стал изменяться. При удобстве и быстроте железнодорожного сообщения торговцы мало-помалу перестали приезжать на ярмарку на все время торгового сезона. Быстрота сообщений предоставляла возможность, не отрываясь надолго от домашнего очага, приезжать по не¬скольку раз за торговый сезон на более или менее короткие сроки, предоставляя часто вести торговлю своим доверенным и старшим приказчикам.

После реформы 19 февраля с падением крепостного права, быстро начала развиваться народная промышленность, выбрасывая на внутренние рынки продукты своего производства. На Нижегородской ярмарке мануфактура начала отодвигать на второй план первенствовавший до того чайный рынок. 

Бразильский пассаж на Нижегородской ярмарке Бразильский пассаж на Нижегородской ярмарке Бразильский пассаж на Нижегородской ярмарке Магазин Жучкова на Нижегородской ярмарке Нижегородская ярмарка. Самокатская площадь Текстильный рынок на Нижегородской ярмарке Текстильный рынок на Нижегородской ярмарке На Нижегородской ярмарке

 

Быстро поредела и вскоре исчезла от плашкоутного моста когда-то шумная и крикливая толпа бурлаков: мускульную силу их заменила паровая машина.

В ожидании работы. 1900-е гг В ожидании работы. 1900-е гг Плашкоутный мост. 1896 г Ярмарочные рабочие в ожидании работы
 

 

Забросившие свои родовые гнезда помещики, превратившиеся в городских жителей, перестали съезжаться в большом количестве на ярмарку для закупки годовых запасов себе и своим дворовым. В бытовом отношении это обстоятельство отразилось главным образом на увеселительной стороне ярмарочной жизни. Пышные губернаторские и предводительские балы, даваемые то и дело в Главном доме и в Дворянском собрании, вскоре отошли в область преданий. 

Сильно развились и стали более разнообразны народные увеселения, среди которых первенствующее значение занял так называемый самокат с хором рожечников, с ряжеными скоморохами, с каруселями.

Нижегородская ярмарка. Карусель на Самокатной площади. Фото М.П. Дмитриева к. XIX в Нижегородская ярмарка. Общий вид Самокатной площади Нижегородская Ярмарка. Театр Фигнер. к. XIX в. М.П. Дмитриев Самокатская площадь.Фото А.О.Карелина

 

Что же представлял собой самокат? Это было обычно деревянное тесовое двухэтажное здание, внизу помещалась касса у входа. Во втором этаже, куда вела обыкновенно скрипучая лестница, помещался самый самокат, внизу машина, приводящая шестернями в движение огромную карусель, двигавшуюся в горизонтальной плоскости в верхнем этаже. Вокруг карусели шла галерея, снаружи и внутри ярко изукрашенная всякой мишурой, флагами, размалеванными изображениями невиданных чудищ. На перилах этой галереи, свесив ноги к стоявшему постоянно перед таким зданием народу, сидел "дед" с длинной мочальной бородой и сыпал неистощимым потоком всевозможные шутки и прибаутки, остроты, причем предметом осмеяния нередко являлся кто-нибудь из толпы, на что последний не обижался, а даже отчасти был доволен, привлекая на себя всеобщее внимание. По тому же барьеру расхаживали, кривляясь, пестро разодетые в грязных лохмотьях скоморохи, кто из них был наряжен петухом, кто страусом, кто котом, кто медведем, зайцем; откалывались разные шутки, возбуждавшие неумолкаемый хохот окружавшей толпы, между тем как из таинственной глубины верхнего павильона из-за пыльных занавесок, изукрашенных блестками, гремел турецкий барабан с разбитыми волторнами. Доносились по временам пронзительные звуки рожков, хоры песенников. Внутри быстро вращалась карусель с сидевшими попарно и почетверо в разрисованных кузовах на фасон городских колясок и карет или в виде деревянных коньков, на которых обыкновенно взбирались верхом подростки, тогда как в колясках рассаживались кавалеры в солдатских шинелях с самокатскими дамами в платочках, нарумяненными и набеленными; здесь же можно было видеть и загулявшего молодца из гостиного двора, обнявшись с горничной из дешевых номеров, и подвыпившего средних лет в засаленной шинелишке чиновника; все это кружилось вихрем среди шума, гама и грохота бубен и барабанов. На смену убогого военного оркестра выступали рожечники, а их сменяли песенники. В некоторых самокатах было устроено подобие театральных под¬мостков, на которых теми же песенниками разыгрывались целые сцены, преимущественно из жизни волжских разбойников: один изображал атамана, другой есаула, остальные лихую шайку разудалых молодцев. Кончилось представление, и опять заходила карусель под звуки турецкого барабана. Между тем "дед" с мочальной бородой без умолку продолжает потешать наружную публику, густо обступившую здание самоката.

На Нижегородской ярмарке

 

Недалеко от самоката, рядом с балчугом, через улицу в конце шестидесятых и в начале семидесятых годов XIX века находился "Семейный сад" Смирнова, своим названием вводивший в заблуждение новичков, впервые попавших на ярмарку. Рассказывают, что в него попадали скромные отцы семейства со своими чадами и принуждены бывали обращаться в постыдное бегство, встретив в "Семейном" саду низкопробный вертеп разврата; называли даже одну высокопоставленную особу, которая будто бы таким же образом попала впросак. Сад этот, впоследствии называвшийся «Тиволи» представлял собой проходное место, весь затоптанный и засоренный подсолнухами, находился прямо против дверей цирка Никитина.

Цирк братьев Никитиных

 

 
 Убийство в Гордеевке
 

Опустошительные пожары повторялись ежегодно, даже случались во время торговли. Особенно памятен пожар 1864 года, когда выгорело чуть не две трети ярмарки, за каналом, тогда почти сплошь деревянной. Пожар начался в 4 часа пополудни среди деревянных корпусов и менее чем в полчаса были уже охвачены огнем ряды: бакалейный, мыльный, семенной, сундучный. В этот день на ярмарочной территории находилась местночтимая в Нижегородской губернии икона Оранской Божией Матери, которая незадолго до возникновения пожара вынесена была из кафедрального собора и, следуя по направлению к плашкоутному мосту, только что проходила тем местом, где впервые показался огонь. Этот пожар случился в начале лета в неярмарочное время. В том же году, уже во время торгового сезона 4 сентября, возник было снова пожар в мебельном ряду, но был вскоре потушен; наконец, 10 сентября опять было вспыхнуло у Мещерского озера в макарьевских кухнях. В следующем году чуть было не пострадал от огня кафедральный собор, тоже во время ярмарочного сезона.

Пожар в Гордеевке

 

Пожар 1864 года особенно памятен по своей опустошительности как и пожары 1857 и 1859 годов. Пожары свирепствовали ежегодно, начиная с конца пятидесятых годов XIX века; ходили темные слухи о систематических поджогах. Слухи эта подтвердились дознанием командированного министерством чиновника, который обнаружил, как говорят, целую спекуляцию лесных торговцев, которым выгодно было ежегодно поставлять лес для постройки ярмарочных корпусов.

Вид с ярмарки на правый берег Оки Гружёная баржа у ярмарки

 

Не устроена ярмарка была и в санитарном отношении, вследствие чего среди скученного населения возникали повальные болезни. В 1860 году на ярмарке свирепствовала холера: она свила себе гнездо, главным образом, в шорном ряду, в ярославском и китайских линиях, где умирали ежедневно десятки жертв. На ярмарке возникла паника и чуть не поголовное бегство. Холера была занесена из Персии с товарами, которые обыкновенно, особенно в старые времена, прибывали к ярмарочному порту раньше других. Эпидемия началась среди рабочих еще до открытия торговли. К 25 августа холера прекратилась.

Все эти неурядицы, полное неустройство в системе ярмарочного управления, недостаток полиции, пожарной команды, распущенность нравов, дошедшая до чудовищных размеров, вынудили принять исключительные меры, и еще в 1862 году был назначен на ярмарку временный генерал-губернатор. Первым ярмарочным временным генерал-губернатором был назначен генерал от кавалерии В. Ф. фон-дер-Лауниц, который пробыл только одну ярмарку и ничем себя особенно не проявил. Впрочем время его генерал-губернаторства отмечено в истории ярмарки одним весьма важным событием: 1 августа 1862 года состоялось открытие Московско-Нижегородской железной дороги. Открытие это было обставлено довольно торжественно: крестный ход из города, архиерейское служение, парадный обед на только что выстроенном вокзале.

Крестный ход. Вокзал Московско -  Нижегородской жд дороги Вокзал Московско -  Нижегородской жд дороги. Фрагмент фото

 

По окончании обеда все вышли на платформу, около которой стоял наготове, заранее сформированный, первый поезд, с первыми пассажирами; архиерей благословил его, и он тронулся под звуки грянувшего оркестра и громкие крики ура собравшейся толпы любопытных. Многие пассажиры, в первый раз совершавшие поездку по железной дороге, крестились. Долго толпился народ около вокзала и по полотну дороги; старики молча покачивали головами, глядя вслед удалявшемуся поезду, усматривая во всем только что совершившемся перед их глазами недобрый знак близкого пришествия антихриста и кончины мира.

Общий вид здания и железнодорожных путей Московско-Курского Нижегородского вокзала. Фото М. П. Дмитриев. 1896 г

 

Удивительную картину представляла собой ярмарка того времени. Рядом с более или менее прибранным и выглядящими почти на европейский лад обширным гостиным двором, с великолепным Главным домом в стиле ампир, тут же через канал деревянные дома и домишки, низкопробные трактиры, харчевни и постоялые дворы, вперемежку с дорогими, блещущими роскошью ресторанами. Немощеные улицы и грязь до колена, тротуары с провалами, ямами, наполненными до краев жидкой грязью, которые сидящие перед лавками своих хозяев приказчики от нечего делать приспособляли для своей забавы, забрасывая их сухой соломой и хохоча до упаду, когда прохожий, не подозревая ловушки, попадая в одну из этих ям, завязал в ней чуть не по пояс.

Полиции на ярмарке было мало, но зато на каждом перекрестке можно было видеть уральского казака с винтовкой за плечами и с нагайкой в руке.

Полицейский на Нижегородской ярмарке

 

Однако никакие окарауливания казаками, гарнизонными военными командами и полицией не обеспечивали безопасности на ярмарке от мошенников и воров. Не только в отдаленных, более пустынных закоулках, но даже на главных улицах, даже среди бела дня случались в ту пору ограбления прохожих, а под вечер не всегда можно было ручаться, пожалуй, и за безопасность жизни. Целые шайки темных людей, стекаясь на ярмарку, ютились по густым зарослям тальника по берегам отдаленной части Бетанкуровского канала за собором, по берегам Мещерского озера. Главный притон всякого рода темных людей, бродяг, беспаспортных, беглых из Сибири, был на Мочальном острове. Остров этот, совершенно тогда пустынный, отдаленный и никем не окарауливаемый, на воровском языке называвшийся "Кавказом" - был привольным убежищем всего, что должно было скрываться от людского ока.

Бетанкурский канал, Спасский Староярмарочный собор Староярмарочный собор Общий вид на Лубочные ряды и Мещерское озеро. 1896 г

 

Отсюда, с этого острова, делались ночные вылазки на ярмарку. На городской стороне всякий сброд  ютился около так называемой «Миллионки».

Нижний базар. Рыбный переулок, Знаменитая Милииошка

 

Не менее страшным местом в старину был и Откос, крутым скатом горного берега, заросшего кустарником, спускавшийся от Верхневолжской набережной к Волге, между Геогиевской башней и Александровским садом, нижняя часть которого тоже представляла собой непролазные дебри. Скрывалось множество беспаспортных и по грязным постоялым дворам Кунавина, которое кипело в те времена вертепами разврата, тайными игорными домами, именовавшимися "Мельницами", скрывалось немало темного люда и в соседних с ярмаркой и Кунавином с. Гордеевке, слободе Катызах, наконец, прямо под открытым небом в поле за Сибирской пристанью, в Бурнаковке, через Волгу в тальниках и поемных лугах у Дарьинской косы. Словом, ярмарка была оцеплена воровскими шайками со всех сторон. 

Вид с Мочального острова Нижегородский откос Гордеевка Сибирские пристани на Нижегородской ярмарке

 

После покушения на жизнь Александра II в 1879 году на особом совещании в Зимнем дворце вся Россия была разделена на шесть генерал - губернаторств. Генерал губернаторам предоставлялись обширные полномочия и почти безграничное право. Вскоре власть генерал-губернаторов была расширена еще более, они не подчинялись даже учрежденной в 1880 году верховной распорядительной комиссии для поддержания государственного порядка и общественной безопасности, которой подчинялись все министры.

В Нижний Новгород был назначен генерал-губернатором граф Н. П. Игнатьев.

Н.П. Игнатьев, Генерал-губернатор Нижегородской ярмарки

 

Игнатьев назначен был генерал-губернатором ярмарки с подчинением ему всей губернии 6 июля, прибыл в Нижний 16 июля. Назначение его, как писали местные газеты, произвело сильное впечатление на ярмарочное купечество и вообще на все население Н. Новгорода. 23 июля им изданы были обязательные постановления, которые касались и порядка торговли, особенно огнестрельным оружием и ядовитыми веществами, но главной заботой его была безопасность ярмарки в пожарном отношении. 

Учреждена была особая охрана: на каждый ряд Гостиного двора полагалось по четыре сторожа, а вне Гостиного двора по два стражника на каждые пятьдесят сажен; караульщики эти находились под наблюдением рядских старост. Из Петрограда была выписана особенно сильная пожарная труба и при ней сформированная пожарная команда из тридцати человек.

Пожарные части города до 1904г. подчинялись полицейскому управлению, а затем перешли в ведение Городского общественного самоуправления

 

На дворе каждого лавковладельца поставлены чаны с водой, подтверждено запрещение в торговых рядах ставить самовары, употреблять керосиновые кухни и велено по возможности воздерживаться от употребления огня.

Торговля в трактирах ограничена была во времени до 2 часов ночи, в харчевнях с 12 часов дня до 1 часу ночи, в 1 час ночи должны были запираться и все увеселительные заведения. Заехав однажды на Сибирскую пристань, где в деревянных тогда лабазах и под открытым небом на бревенчатых слегах разложены были груды выгруженного с судов товара на миллионы рублей, граф Игнатьев был поражен чисто русской беспечностью относительно безопасности всего этого от огня: не было ни одной хотя бы маленькой ручной пожарной машины. Товары были покрыты кое-где брезентами. Игнатьев обратился с просьбой (хотя мог бы и приказать) заменить брезенты кошмами, которые смачивались бы ежедневно, и завести хотя бы три ручные машины. Пристанские обещали выполнить все это в три дня. Через три дня, заехав на пристань, Игнатьев увидал, что все, что он просил, было исполнено, а машин вместо трех заведено более сорока.

Сибирские пристани на Нижегородской ярмарке

 

Как широки были полномочия и как велика была власть, которыми он облечен был, можно судить по следующему эпизоду, передаваемому в воспоминаниях бывшего в ту пору мировым судьей на ярмарке А. А. Савельева. Однажды тогдашний председатель нижегородского окружного суда Панов в частной беседе с Игнатьевым полушутя заметил: «Вот ведь вы, хотя и облечены большой властью, а меня посадить в тюрьму не можете, а я по закону имею право вас арестовать». Игнатьев же будто бы ответил на это, что он «согласен с тем, что арестовать председателя суда он не имеет права, но он может его повесить». 

Однако, Игнатьев на ярмарке оставил о себе светлую память как горячий сторонник самых широких прав общественного самоуправления, он вообще отличался необыкновенной гуманностью и, говорят, воздерживался применять карательные меры, и во всю ярмарку 1879 года им будто бы не был никто даже оштрафован за нарушение им же изданных обязательных постановлений. Он был необыкновенно популярен среди ярмарочного населения, чрезвычайно доступен. В его приемной в Главном доме с утра до вечера толпились посетители всех слоев ярмарочного населения.

Главный ярмарочный дом

 

С шести часов утра Игнатьев начинал уже свою работу, объезжая в коляске ярмарку; во время его объездов к нему по дороге обращались с просьбами, бросали в его коляску прошения, которые в тот же день рассматривались и по ним делались распоряжения. По ночам он часто разъезжал верхом с адъютантом по торговым рядам, проверяя лично караульную команду, полицейские посты и прочее. Им первым установлен был порядок торговли в трактирах. И так велико было обаяние его, что, сказывают, никому и в голову не приходило не исполнить требуемого. 

Не прибегая ни к каким крутым мерам и не злоупотребляя своей безграничной властью, он в то же время проявлял необычайную энергию и твердую власть. 

В некоторых случаях, впрочем, он не церемонился. Однажды, как рассказывают, объезжая ночью после двух часов ярмарку, он увидел в ресторане Никиты Егорова полное освещение во всех окнах. На вопрос, что это значит, ему ответили, что в ресторане засиделся с гостями нижегородский губернатор. Ни слова не говоря, Игнатьев будто бы тотчас же вернулся в Главный дом и немедленно вызвал полицмейстера: «Извольте сейчас же отправляться к Никите Егорову, где находится губернатор, и напомните графу от моего имени, что торговать в ресторанах первого разряда допускается только до двух часов, а теперь, - он посмотрел на часы, - уже в начале четвертый». И полицмейстеру волей-неволей пришлось выполнять весьма щекотливую для него миссию: некоторым образом выводить губернатора, как нарушителя установленного порядка. 

Графу Игнатьеву ярмарка многим обязана относительно ее благоустройства и водворения порядка после долгого запустения. Игнатьевым было положено начало настоящего устройства пожарной части, введение порядка в размещении торговых складов.

Ярмарочная пожарная каланча

 

Игнатьеву принадлежит первый почин надлежащего устава ярмарочного порта, укрепления берега Сибирской пристани, наконец, им первым до известной степени положен предел безобразиям ярмарочной гульбы введением строгих правил по части торговли в трактирах и увеселительных заведениях. 

Ярмарочное купечество выразило благодарность Игнатьеву поднесенным ему адресом 3 сентября 1880 года и передало в его распоряжение собранный капитал в 35 тыс. для устройства на ярмарке, по его усмотрению, какого-либо благотворительного учреждения его имени. Игнатьев поручил особой избранной комиссии совместно с Ярмарочным комитетом на эти деньги соорудить на ярмарке ночлежный дом для чернорабочих.

Ночлежный приют имени графа Н.П.Игнатьева Гостиница для ярмарочной бедноты

 

В 1881 году с воцарением Александра III в составе правительства произошли большие перемены. На место ушедшего со своего поста министра внутренних дел Лорис-Меликова назначен был граф Игнатьев и на ярмарку временным генерал- губернатором долго не назначался никто.

Общий вид Нижегородской ярмарки

 

 

Продолжение следует...

 

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei