Любое крупное производство требует развитой инфраструктуры. Система обслуживания бугровских мельниц была хорошо отлажена. Начнем с заготовки сырья. А.П. Шашков и П.Е. Пуренков подсчитали, что обработка местного сырья (рожь и овес) составляла на бугровских мельницах не более 25 процентов производства. Пшеница, просо и гречиха шли, в основном, из губерний Среднего Поволжья и Южного Урала. Рожь, овес и горох закупались на хлебных пристанях Городца, Василевой Слободы (Чкаловск), Лыскова, Воротынца и Павлова. В собственности Бугровых находились пристани Бурнаковская и Ширшовская на Волге, Молитовская и Сейминская на Оке. Кроме того, было 15 собственных причальных мест со складским и погрузо-разгрузочным хозяйством на других пристанях. Многие из этих пристаней по берегам Волги, Оки и Урала Бугровы полностью или частично арендовали. Практически на каждой было по большому перевалочному складу фирмы. Только по Волге и Оке у Бугрова было 26 своих заготовительных контор.

Работала сеть расторопных агентов-скупщиков зерна. 20 лет верой и правдой служил у Бугрова ответственным приказчиком по заготовке пшеницы на низовых пристанях камышинский мещанин Д.С. Филимонов. На пристанях Оки в такой же должности состояли крестьяне Ф.М. Брызгалов из села Чулково и И.Я. Мошнин из села Яковцево Муромского уезда Владимирской губернии. Бугровских заготовителей всегда отличали профессионализм и чувство ответственности перед хозяином и перед поставщиками. Им доверяли. М.П. Возатов вспоминал: «Я вот доверенным был по закупке хлеба. Бывало, денег нет, чтобы хлеб набрать, а мужики везут и везут. Бери, говорят, потом отдашь. Бывало, доверяли 20—30 тысяч пудов».

На больших баржах заготовленное зерно доставлялось на мельничные склады. На одной Передельновской мельнице у Бугрова было 10 таких складов: три каменных и семь деревянных. Свои перевалочные склады были у него на товарной станции железной дороги, на Молитовской пристани, в Нижнем - на Софроновском причале. В 1893 году Николай Александрович за 15 тысяч рублей купил у купца А.М. Губина складское место на окском берегу под Гребешком. И поставил на нем массивный склад-лабаз, который и теперь впечатляет своей фундаментальностью на улице Черниговской, 7.

Склады-лабазы Бугрова Н. А. на ул Черниговской. Фото Ермаков А. В. 2013 г.

Склады-лабазы Бугрова Н. А. на ул Черниговской. Фото Ермаков А. В. 2013 г.

 

Когда-то тяжелые караваны с зерном поднимали к мельницам бурлацкой тягой. Но вот по рекам пошли пароходы, и Бугровы завели свою флотилию буксирных пароходов: «Линда», «Сейма» и «Самородок» работали по Волге, «Лемша», «Помощник» и «Опыт» — по Оке. Все буксиры были построены на заводе бугровского единоверца У.С. Курбатова. Под руководством механика В.И. Калашникова. По просьбе заказчика, Калашников поставил на них паровые машины, работавшие не на мазуте, а на дровах. И буксиры неустанно трудились, тягая караваны бугровских барж, число которых достигало сорока. Они были различны по грузоподъемности, до 150 тысяч пудов. Малыми баржами доставлялись грузы к мельницам на Линде и Лемше. Из больших барж формировались хлебные караваны, вывозившие зерно с мест его заготовки. Баржи Бугровы всегда заказывали у судостроителей Городца. И за качеством следили строго.

Рассказывают, заказал как-то Николай Александрович там себе две баржи из хорошего пихтового леса. Подрядчик-ловкач из бугровских лесоматериалов изготовил не две, а четыре баржи, пару — для себя. Проведав об этом, Бугров скандала поднимать не стал. «Хорошо, - говорит, - построил и построил. Только вот что, давай теперь поменяемся баржами».

Для ремонта своей речной флотилии Бугровы имели собственный док, находившийся сначала в Молитовском, затем в Сейминском затоне. Со временем объем перевозок так вырос, что собственного транспорта стало не хватать, приходилось обращаться к услугам солидных пароходных компаний, чаще всего, общества «Дружина». В 1914 году пшеницу, рожь и овес общей стоимостью 640 591 рубль доставила на бугровские мельницы фирма Д.В. Сироткина.

Рейд реки Волги. Буксирный пароход  ведет караван барж. Нижний Новгород.

Рейд реки Волги. Буксирный пароход  ведет караван барж. Нижний Новгород.

 

Новые невиданные раньше возможности для транспортировки грузов появились с пуском железной дороги на Москву. Железнодорожная станция Сейма располагалась неподалеку от главных бугровских мельниц: 240 сажен (504 метра) от Передельнова и 540 сажен (1 234 метра) от Новишек. Первоначально муку и крупы доставляли на станцию гужевыми обозами (конюшни ломовых лошадей и штат извозчиков с конюхами содержались на каждой мельнице и при больших складах). В 1885 году Н.А. Бугров начал переговоры с Главным управлением российских железных дорог, чтобы железнодорожной веткой соединить свои сейминские мельницы со станцией. Переговоры затянулись, потому что линию нужно было проложить по земле крестьянской и частично по земле помещиков Турчаниновых. Бугров взял все расходы на себя. У наследников А.А. Турчанинова за 4 000 рублей серебром выкупил 4 десятины земли. С крестьянами договорился полюбовно, обязавшись выплачивать им ежегодно по 722 рубля 25 копеек серебром. Купил рельсы у Правления железной дороги, из своего леса заготовил шпалы, за свой счет провел земляные работы и обязался ежегодно платить железной дороге по 150 рублей с каждой версты ветки, за свой счет ее ремонтировать и очищать от снега зимой. В 1890 году сейминские мельницы были соединены с железнодорожной станцией. И потекла бугровская мука с крупами «по железке» в Москву, Петербург и другие города России.

Ромодановская железная дорога

Ромодановская железная дорога

 

Близ луговых мельниц на Линде тогда железной дороги не было, но Николай Александрович и здесь организовал железнодорожную связь. Мельницы Володиха и Середняя располагались в версте друг от друга. Их соединили узкоколейкой на конной тяге. Это улучшило их снабжение сырьем и сделало более удобным вывоз продукции.

С 1891 года Н.А. Бугров начал хлопоты о снижении тарифов на перевозку зерна и муки, мотивируя их начавшимся в стране промышленным подъемом и вызванным им ростом спроса на хлебопродукты. Поначалу чиновники не вняли его доводам. Но Бугров был настойчив и дошел до директора департамента железных дорог, каковым был тогда С.Ю. Витте, хорошо знавший Николая Александровича. Витте решительно поддержал инициативу Бугрова. Больше того, в знак правительственной признательности за правильное понимание государственных интересов подарил ему великолепный спецвагон для личного пользования. Этот вагон был приписан к Нижегородскому управлению железной дороги на имя сестры Николая Александровича Зиновеи, которая ежегодно ездила в нем на лечение на Кавказ в бугровский санаторий в Ессентуках.

Санаторий Бугрова и Мальцовых в Ессентуках

Санаторий Бугрова и Мальцовых в Ессентуках

 

На лечение и по делам в Москву и в Петербург ездил в нем и сам Николай Александрович.

Щедрый министерский дар вызвал зависть главного бугровского конкурента Матвея Башкирова. Он только что женил сына-наследника и попросил департамент железных дорог предоставить отдельный вагон-салон для свадебного путешествия молодых. Но ему в этой прихоти отказали, что усилило неприязнь между «хлебными королями». Когда по нижегородской железной дороге был пущен скорый поезд, Башкиров добился его минутной остановки на станции Горбатовка, где находилось башкировское имение. А Бугров, в пику ему, тут же договорился о такой же остановке на станции Сейма. Склока мукомольных магнатов долго потешала нижегородцев. При встрече с М.Е. Башкировым иные остряки язвительно спрашивали: «Ну, Матвей Емельянович, когда тебе вагон-то подадут?» Впрочем, пикировка эта не мешала делу. В 1897 году Н.А. Бугров вместе с братьями Башкировыми прибрали к рукам Молитовскую льнопрядильную мануфактуру в Канавино, в ассортимент продукции которой входила необходимая для упаковки муки мешковина.

Цех по пошиву и ремонту мешков

Цех по пошиву и ремонту мешков

 

Учредительный капитал вновь созданного «Товарищества нижегородской льнопрядильной мануфактуры» составил 2,2 миллиона рублей.

С начала XX века промышленность стала активно переключаться на более экономичное, чем дрова, нефтяное топливо. Нефтедобытчики и нефтеперевозчики взвинтили цены. В 1908 году эту проблему обсуждало Нижегородское биржевое общество. Оно решило ходатайствовать перед правительством о понижении цен на нефтетопливо. Избрали депутацию в составе Д.В. Сироткина и Н.А. Бугрова. Они обращались ко многим министрам, но их не поддержали. Наконец председатель совета министров П.А. Столыпин внимательно выслушал делегатов и обещал рассмотреть их ходатайство. Однако вскоре Столыпин погиб, и дальнейшая судьба этой инициативы нижегородцев неизвестна.

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei