Предпринимательство немыслимо без кредитов. Как решали эту проблему Бугровы? Например, основатель фирмы крестьянин Петр Егорович Бугров. Крестьянского банка тогда еще не было, а имевшийся в Нижнем Новгороде банк дворянский был «не про его честь». И, тем не менее, Петр Бугров кредитами пользовался. Прежде всего, общественными. Почти все залоги под многочисленные подряды он вносил не деньгами, а мирскими поручительствами земляков, что законом тогда разрешалось.

Но любому деловому человеку требуются и «живые» деньги. Можно предположить, что для Бугрова-первого таким источником была касса старообрядческой общины беглопоповцев, самой многочисленной в Заволжье. Прямых источников пока не найдено, потому что приверженцы старой веры, гонимые властями, никакой документации не вели. Но все же подобные факты проявляются. Например, в Московской губернии крестьянин-старообрядец Ф.А. Гучков получил от Преображенской общины беспоповцев на хранение 12 миллионов рублей, которые стали основой его коммерческих начинаний.

Относительно Бугровых это косвенным образом подтвердил П.И. Мельников-Печерский. В своем отчете о старообрядцах он особо подчеркивал спаянность и взаимовыручку староверов, а П.Е. Бугрова называл их «коноводом». Старообрядческие общины располагали немалыми средствами, получаемыми от ревнителей старой веры. И доверяли их предприимчивым представителям своего согласия «для приращения капитала» в деловых оборотах. А П.Е. Бугров как раз и был самым «оборотистым» представителем беглопоповского согласия. Так что с большой долей уверенности можно полагать, что Петр Егорович широко пользовался этим источником.

После царского манифеста 17 апреля 1905 года, провозгласившего свободу вероисповедания, финансовую значимость старообрядческих общин признало и царское правительство. По закону 1906 года, заведывание делами общин возлагалось на Советы из трех лиц, избиравшиеся на три года. Они были обязаны: 

1) составлять сметы расходов на предстоящие годы,

2) содержать храмы, молельные дома и другие общинные учреждения,

3) хранить принадлежащие общинам капиталы и имущество, заведовать оными, вести счетоводство, 

4) собирать пожертвования. 

Так что Бугровы, возглавлявшие большую старообрядческую общину кержаков, все могли кредитоваться из ее сбережений.

Но нередко они прибегали и к займам частным. Яркий тому пример -рассказанная выше история о том, как купцы Гостиного двора выручили Петра Егоровича в его борьбе с конкурентами за солевозный подряд. Так же, как и случай с дворянкой У.М. Елыпиной, которая доверила в 1851 голу Петру Егоровичу все свои сбережения (1 550 золотых рублей). Через пару лет П.Е. Бугров позаимствовал 4 500 рублей серебром у чиновника И.И. Рудинского под залог своего дома на Рождественской улице.

Частным кредитом широко пользовались и наследники Петра Егоровича. Александр Петрович в 1865 году позаимствовал 2 500 рублей у купца А. Княгиничева и через год вернул долг с процентами в сумме 2 594 рубля 79 копеек. Самым состоятельным из Бугровых был Николай Александрович. Но и он не обходился без частных займов. Например, в 1893 году по его доверенности уполномоченный фирмы в Москве К.А. Каменев получил от братьев Морозовых большой кредит в 41 776 рублей серебром под какую-то значительную деловую операцию.

На частные кредиты деловых людей обычно толкает необходимость, что нередко сопровождается унижением. Об этом рассказывал Николай Александрович А.М. Горькому: «Тяжело, друг ты мой, деньги просить, но нужда в деньгах большая, не скрою от вас, сударь... Август месяц, к примеру, взять, когда зерно для мельниц у мужиков покупаешь. В деле этом, как от старины шло, все расчеты ведешь за наличные, как деды, так и мы, денег на покупку требуется много, миллионы... И у Митрофана Рукавишникова брать приходится. Знаете, такой горбатенький озорник есть, по трактирам да пароходам пьянствует, все пропить не может родительского капитала: им всем пятерым братьям Рукавишниковым покойный Михаил Григорьевич по пять миллионов капиталу оставил каждому. Придешь к Митрофану утром. Спит, говорят, и будить не приказал. Ничего не поделаешь. И поджидаешь час-другой, пока Митрофан проснется. Его капитал отцовский поит, а нас дело родовое кормит».

Как только в Нижнем появились коммерческие кредитные заведения, Бугровы пошли за кредитами туда. Едва перебравшись в город, П.Е. Бугров в 1839 году взял кредит в 10 тысяч рублей на 26 лет в Николаевском вспомогательном капитале, учрежденном в 1836 году по инициативе императора Николая I для реконструкции Нижнего Новгорода. А с 1852 года завязал деловые отношения с Приказом общественного призрения, взяв в нем кредит в 2 ООО рублей сроком на 26 лет. В 1853 году он занял здесь еще 850 рублей на такой же срок. Услугами Приказа общественного призрения пользовался и Александр Петрович. В 1867 году он взял там небольшой кредит в 300 рублей на три года и в назначенный срок вернул его с процентами.

После отмены крепостного права в Нижнем открылись отделения Государственного банка и несколько банков коммерческих.

Здание нижегородского отделения Государственного банка. 

Вид на строящиеся здания со стороны Грузинского переулка. Работы ведутся на крышах и на шпиле главного здания

 

Они и стали главными кредиторами Бугровых. В 1864 году по инициативе купца-старообрядца Ф А. Блинова был учрежден Николаевский городской общественный банк.

ул. Широкая. Николаевский банк.

ул.Широкая. Николаевский банк.

 

Его основной капитал сложился из купеческих пожертвований. Подчинялся банк Городской думе и был важным источником благоустройства города. В этом банке А.П. Бугров в 1867 году под залог двух векселей взял кредит в 6 ООО рублей сроком на один год и вовремя вернул, уплатив с процентами 6 380 рублей. Он был аккуратен. Это снискало уважение банка, и ему был открыт годовой кредит сначала на сто, в дальнейшем на двести тысяч рублей. По этой кредитной карте он позаимствовал в 1869 году 600, в 1870 году 16 000, в 1871 году 68 000 и в 1882 году 81 794 рубля. Именно в этом банке

A.П.Бугров учитывал и большинство своих векселей. За один 1882 год таковых было зарегистрировано на 25 тысяч рублей. Доверие к нему в банке росло, в 1881 году его ввели в состав Учетного комитета, определявшего надежность клиентов. А в 1882 году, когда У.С. Курбатов был избран директором этого банка, Александр Петрович стал его заместителем.

Крупные денежные операции проводил А.П. Бугров и через Купеческий банк, учрежденный в 1870 году по инициативе активного предпринимателя B.И. Рогозина. В 1871 году он учел в нем векселя на общую сумму в 9 787 рублей 30 копеек. А в 1872 году открыл в этом банке лицевой счет, на котором уже на следующий год значилось 34 527 рублей.

Но чаще всего Александр Петрович пользовался услугами Нижегородского отделения Волжско-Камского коммерческого банка, открывшегося в 1870 году. Он был одним из его первых вкладчиков. И уже в течение первых двух лет оборот его лицевого счета за номером 33 составил весьма внушительную цифру в 9 458 620 рублей. Через этот банк Александр Петрович проводил большинство своих вексельных операций. Так в 1873 году здесь были учтены три его векселя, выданных купцу С.Е. Козлову, на общую сумму в 6 ООО рублей. В 1881 году А.П. Бугров вошел в состав Учетного комитета банка, определявшего надежность клиентов.

Со смертью Александра Петровича в 1883 году эту важную позицию в Волжско-Камском банке унаследовал его сын, который тоже пребывал в комитете банка до конца своих дней. За это Николай Александрович имел льготный кредит в 4,5 процента при общих 6 процентах. Пользуясь этой привилегией, к 1904 году Николай Бугров довел кредитную карточку своей фирмы до 500 тысяч рублей в год. Нижегородское отделение Волжско-Камского банка долго искало себе удобное место в Нижнем Новгороде. Н.А. Бугров помог. Когда он в середине 90-х годов возвел красивый особняк на углу главной торговой улицы города Рождественской и Троицкого переулка (теперь переулок Вахитова), то весь верхний этаж здания сдал в аренду банку (долгое время в XX веке здесь располагался Нижегородский театр комедии, теперь там обосновалась японская миссия). Бугровы играли в этом банке столь большую роль, что нижегородцы запросто называли его «бугровским».

Высок был авторитет Н.А. Бугрова и в других нижегородских банках. С 1886 года он вошел в состав Учетного комитета Городского общественного банка, где ему был открыт кредит в 75 тысяч рублей, в счет которого он вел вексельные операции. Большой вес имел он и в Купеческом банке, где состоял членом-пайщиком и входил в Совет учетного комитета. Этот банк в 1893 году предоставил Николаю Александровичу большой кредит в 135 057 рублей 70 копеек под крупную сделку. Пользовался он и услугами Нижегородского отделения Госбанка, где имел кредитный счет.

Как видно, финансовые операции Бугровых были обширны и разнообразны. Они пользовались заслуженным доверием кредиторов. Доверительные отношения складывались у них с большинством партнеров. Тем не менее, иногда, увы, случались и судебные тяжбы. В этих случаях Николаю Александровичу помогал лучший нижегородский адвокат того времени кандидат права А.М. Меморский.

А.М. Меморский. Дата 1907 г. Место съемки Н.Новгород. Автор М.П. Дмитриев.

А.М. Меморский. Дата 1907 г. Место съемки Н.Новгород. Автор М.П. Дмитриев.

 

За его услуги Бугров платил ему 800 рублей в год «вознаграждения» и 500 рублей «прогонных», т. е. разъездных. Помимо этого, в 1889-1893 годах ему было выплачено 4 000 рублей за успешное ведение дел по различным судебным искам. А в январе 1894 года -2 000 рублей за взыскание безнадежного долга с купца Н.И. Новикова и 350 рублей за успешное урегулирование транспортных тарифов.

Многие свои торговые, производственные и финансовые дела Бугровы, особенно Николай Александрович, вершили через биржи: городскую, ярмарочную и столичную Калашниковскую хлебную.

Здание городской биржи.

Здание биржи.

 

Вот как, по воспоминаниям современников, это было: «Ежедневно к полудню Бугров отправлялся на биржу, где купечество за чаепитиями заключало сделки и вершило другие биржевые дела. Чаепитие происходило в громадном зале с высокими потолками. Каждый стол, за которым пили чай, имел свое название: миллионный, страховой, нефтяной и т. п. За миллионный садился цвет нижегородского купечества во главе с Н.А. Бугровым. Если к нему приглашали купца поменьше, биржа смотрела с завистью: как же, с самим Бугровым удостоился почаёвничать. В два часа дня чаепитие заканчивалось, и биржевики расходились по домам».

Здание городской биржи.

Здание городской биржи.

 

Биржевое чаепитие Н.А. Бугрова красочно описал Ф.П. Хитровский: «Душистый Лян-син, первый сорт, пили с лимоном. Бережно, уставив на растопыренных пальцах правой руки чайное блюдце, Бугров, причмокивая и дуя на кипяток, прихлёбывал любимый напиток. В перерывы, доливая чайник и разливая в стаканы чай, заводил краткие беседы». Здание Городской биржи до сих пор стоит на углу Нижне Волжской набережной и площади Маркина.

Здание городской биржи. Наши дни.

Здание городской биржи. Наши дни.

 

В советские годы в нем работал Дом культуры речников, теперь - казино и ресторан.

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых". 

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei