В самом начале 60-х годов XIX века произошло два важных социально-экономических события, существенно повлиявших на мельничное производство Бугровых. В 1861 году пало крепостное право, и освобожденные крестьяне получили гражданские права, в том числе и право владеть землей и торгово-промышленными заведениями. А в 1862 году открылось железнодорожное сообщение между Нижним Новгородом и Москвой.

В 1862 году открылось железнодорожное сообщение между Нижним Новгородом и Москвой

В1862 году открылось железнодорожное сообщение между Нижним Новгородом и Москвой

 

Стало быстро расти городское население, что неуклонно повышало спрос на хлеб. А железная дорога открыла новые возможности транспортировки грузов, более скоростные, а главное, постоянные, не сезонные.

В 1862 году открылось железнодорожное сообщение между Нижним Новгородом и Москвой

В1862 году открылось железнодорожное сообщение между Нижним Новгородом и Москвой

 

Внимание Александра Петровича привлекла речка Сейма в Балахнинском уезде.

Река Сейма

Река Сейма

 

В устье при впадении ее в Оку Сейму пересекла железная дорога. Более удобного места для новых мельниц не найти. Здесь и появились самые крупные бугровские мельницы в 1867 году у деревни Передельново, в 1869 - у деревни Новишки. Это были совсем иные мельницы, чем на Линде. Там Бугровы мельницами не владели, а лишь арендовали их.

Старинная фотография водяной мельницы на Сейме

Старинная фотография водяной мельницы на Сейме

 

Здесь же они впервые построили собственные мельницы на своей земле, купленной у помещика А.А. Турчанинова. Построили фундаментальнее, чем на Линде. Каменные, а не деревянные. И стали эти мельницы главными в мукомольном производстве Бугровых.

Кстати, не забывал Александр Петрович и о линдовском мельничном хозяйстве. Решил, наконец, приобрести в собственность мельницы Володиху и Середнюю. Для этого нужно было ехать в столицу, к владельцу этих мельниц - в Департамент уделов. Хлопотать Александр Петрович послал в Петербург сына. У них в семье сложилось своеобразное разделение труда: отец ведал, в основном, лесным хозяйством, мельницами занимался Николай.

Прибыл Николай Александрович в столицу, но министр уделов его не принял. Только Бугров-младший не отступился, не тот характер. И предпринял весьма оригинальный маневр. Съездил в Царское Село, где размещалась резиденция обер-прокурора Святейшего синода К.П. Победоносцева, с которым, как ни странно, старообрядец Бугров нашел общий язык. Он пообещал вложить большие деньги на миссионерские расходы для приобщения к христианству язычников в Сибири. Поговорили доверительно, и на прощанье Победоносцев вручил Бугрову свою визитную карточку. В руках энергичного Николая Бугрова карточка оказалась «козырной картой», потому что «серый кардинал» Победоносцев был чуть ли не вторым человеком в государстве. Так или иначе, но когда Бугров явился к министру уделов во второй раз, тот, не медля, заключил с ним сделку по продаже двух мельниц на Линде. Так в 1872 году Бугровы стали собственниками самых крупных на тот момент мельниц в Нижегородской губернии.

Во второй половине 70-х годов XIX века разразился мировой аграрный кризис. С появлением морских пароходов в Европу хлынул дешевый американский хлеб, потеснивший хлеб русский, более дорогой по своей себестоимости из-за сурового климата. Это больно ударило по экономике России, потому что тогда главным предметом российского экспорта были не энергоносители, как теперь, а именно хлеб. В урожайные годы бывало, что доля русского хлеба на мировом рынке составляла до 40 процентов. Кризис 1870-х годов многих мукомолов разорил. Бугровы выстояли, потому что своевременно провели модернизацию своих мельниц.

Начали с замены традиционных водяных колес более мощными двигателями — водяными турбинами. Первой такому обновлению подверглась в 1860 году мельница Середняя на Линде. Обошлось это в 6 664 рубля 40 копеек серебром. Но игра стоила свеч. Производительность мельницы удвоилась. Ободренные удачей Бугровы заменили водяные колеса турбинами и на всех других своих мельницах.

К 1880-м годам в России завершился промышленный переворот, именуемый теперь даже промышленной революцией. В мельничном производстве водяные двигатели начали заменяться паровыми. Появились даже специальные паровые мельницы. Первую такую мельницу в Нижнем Новгороде поставил Емельян Башкиров в 1879 году в Канавинской слободе (теперь это Первый нижегородский мукомольный завод).

Мельница Башкировых

Мельница Башкировых

 

Бугровы тоже не отставали от технического прогресса. И хотя новых паровых мельниц не ставили, но усиливали энергетическую мощность старых. Не ликвидируя водяные турбины, добавили к ним паровые машины мощностью в 60-70 лошадиных сил. Начали с главной мельницы на Сейме — Передельновской. В 1876 году к ней пристроили каменное помещение для паровой машины и обнесли весь мельничный комплекс высоким забором, что производило на современников впечатление большого завода. В 1879 году полицейский исправник Балахнинского уезда так отзывался о нем: «В Передельнове стоит мельничный пятиэтажный каменный корпус, при нем шесть амбаров, три жилых двухэтажных деревянных дома, в которых находится контора и проживают доверенный Бугрова К.П. Привалов, служащие и рабочие».

Сосненская мельница с плотиной. Такие мельницы были и у Бугровых.

Сосненская мельница с плотиной

 

С 1877 года началось переоборудование линдовских мельниц Володихи и Середней. Поскольку они были деревянными, с паровыми машинами поступали осторожнее. Были выполнены специальные чертежи для каменных пристроев с паровыми котлами и машинами в 70 лошадиных сил. Работа велась осторожно, чтобы старые корпуса не повредить, а мощность мельниц усилить. В 1881 году паровая машина появилась и на Новишенской мельнице.

Сосненская мельница с плотиной. Такие мельницы были и у Бугровых.

Сосненская мельница с плотиной

 

В результате все бугровские мельницы заработали двойной тягой: водяными турбинами и паровыми двигателями. При водяных двигателях работа мельниц сокращалась в зимнее время и вовсе останавливалась на время весенних паводков. Паровые двигатели позволили мельницам работать круглый год. Кроме того, сочетание давало возможность поочередного ремонта двигателей без остановки производства. Если Бугров-первый когда-то занимался на Линде, в основном, размолом ржи, то его продолжатели этим не ограничились. Была организована широкая закупка пшеницы и проса в губерниях Среднего Поволжья, и бугровские мельницы стали размалывать и рожь, и пшеницу, и овес, и гречиху, и горох, а также рушили просо, овес и гречку на крупы.

Расширяя мукомольное производство, Александр Петрович Бугров наращивал и заложенную отцом речную флотилию. В 1873 году она стала так велика, что потребовалась собственная пароходная пристань. Бугров обратился в Городскую думу с просьбой отвести ему место на берегу Оки.

Вид с Гребешковской горы

Вид с Гребешковской горы

 

Дума уважила его просьбу и выделила 34 погонных сажени волжского берега в самом престижном месте, между причалами таких крупных пароходных компаний, как «Дружина» и «Кавказ и Меркурий».

 Дебаркадер судоходного общества «Кавказ и Меркурий». Нижний Новгород.

 Дебаркадер судоходного общества «Кавказ и Меркурий». Нижний Новгород

 

Арендная плата за престижное место уже в следующем году была повышена с 215 до 300 рублей. С той поры во всех Адрес-календарях Нижнего Новгорода Бугровы проходят еще и как пароходчики.

Так, благополучно пережив аграрный кризис, Бугровы сохранили за собой лидирующее положение в мукомольной промышленности края.

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei