Знаменитая Нижегородская ярмарка, навсегда определившая облик и судьбу Нижнего Новгорода, занимала важное место и в жизни нашего героя. В 1818 году Петр Егорович, совсем еще молодым предпринимателем, на своей барже поставлял бутовый камень на ее строительство. По 9 рублей за кубическую сажень. Кроме бута доставлял строителям болты и детали копров, забивавших сваи под фундаменты основных зданий, поставлял колеса и оковку к ним для земляных фур, вывозивших землю. На всех этих поставках Бугров заработал в общей сложности немного — I 254 рубля 35 копеек серебром. Он многократно пробовал свои силы на подрядных ярмарочных торгах. Но подобраться к более доходным работам ему, крестьянину, долго не удавалось. Их цепко держали в своих руках крупные нижегородские купцы: с 1820 года Конюховы, потом Вяловы, Пятовы, Мичурины.

В 1838 году ярмарочная администрация решила организовать купеческую больницу. В Нижнем функционировала тогда всего одна больница — Мартыновская, но она была вечно переполнена городскими больными.

Корпуса Мартыновской больницы на набережной

 

Ярмарка же находилась за городской чертой, и деловым людям, приехавшим на торг, лечиться было негде.

На торгах 1838 года победителем вышел энергичный предприниматель из Твери, ямщик И.Т. Дубицкий, который прославился в Нижнем возведением знаменитых «красных казарм» под кремлем.

Карасные казармы под Кремлем
Хозяйственные постройки Красных казарм

 

Но строительство тогда так и не началось. В Ярмарочном комитете долго дебатировалось место строительства. Первоначально собирались строить больницу в правом флигеле старого ярмарочного дома. Но территория ярмарки ежегодно затоплялась половодьем. Комитет принял решение разместить больницу на сухом месте в Канавине. Долго искали место там. Наконец у малолетних наследников Селивановых купили удобный участок в начале улицы Московской (теперь Советской). И в 1843 году объявили новые торги со стартовой ценой строительства в 18 тысяч рублей серебром. Предварительное состязание выиграл купец В. Мичурин, согласившийся построить больницу за 17 460 рублей. А на переторжке купца неожиданно обошел крестьянин П. Бугров, понизивший цену подряда до 14 тысяч.

И за три года возвел прекрасное двухэтажное каменное здание купеческой больницы, которое несет медицинскую службу и по сей день. В нем теперь отделение городской больницы № 4 (Бульвар Мира, 6).

Здание бывшей купеческой больницы при Нижегородской ярмарке. Наши дни. Фото А. Ермакова

 

Так П.Е. Бугров вошел в круг строительных подрядчиков Нижегородской ярмарки.

Ярмарка работала всего один месяц в году, большую часть года ее строения пустовали. И не смотря на охрану нередко горели. Тем более что деревянных построек по мере расширения ярмарки становилось все больше.

Нижегородская ярмарка. Общий вид Самокатской площади. к. ХIХ в. н. ХХ вв. ФотоМ.П. Дмитриев

 

Для ликвидации последствий одного из самых опустошительных ярмарочных пожаров в 1844 году были объявлены торги. Общая сумма подряда составляла 77 255 рублей 39 копеек серебром. К этому лакомому пирогу устремились все нижегородские подрядчики. Самый жирный кусок ухватил купец Иван Дубицкий из Твери, взявшийся за 32 980 рублей устроить 123 брандмауэра (огнестойкие перегородки) в корпусах Гостиного двора. Но и Бугрову досталось немало: за 27 450 рублей 33 копейки он подрядился ремонтировать корпуса торговых лавок с литерой «А» в главной части Гостиного двора. В выполнении этого подряда Петр Егорович отличился. Довольные его работой члены Ярмарочного комитета в 1848 году именно ему доверили ответственную работу по «усилению конструкций железных стропил в галереях Гостиного двора ярмарки». Эти галереи служили своеобразной канализацией, удалявшей с территории ярмарки мусор и нечистоты, выполняя важную санитарно-гигиеническую функцию. Бугров выполнил и это поручение качественно и в установленный срок за 3 089 рублей.

Но самым дорогим, а потому и наиболее престижным ярмарочным подрядом было содержание мостов и временных деревянных сооружений. Его долго держали в своих руках известные подрядные тузы: сначала Пятовы, затем Мичурины. В 1850 году полковник Каховцев из Государственного дорожного ведомства, проверив состояние ярмарочных мостов, содержателем которых тогда был К. Мичурин, обнаружил «значительные повреждения мостового настила», за что на подрядчика был наложен серьезный штраф в 3 500 рублей. Это был не только финансовый, но и моральный удар по купеческому престижу. Этот удар Клим Мичурин переживал тяжело. Болезнь довершила дело, и вскоре старейший нижегородский купец-подрядчик скончался. Для уплаты штрафа его вдова вынуждена была заложить свой дом на Живоносовской улице (ныне Кожевенная).

Очередные торги по главному ярмарочному подряду в 1850 году были напряженными, как никогда. Билось десять претендентов: среди них несколько иногородних, один Почетный гражданин Нижнего, семь купцов и два крестьянина. После предварительных торгов их оставалось уже двое: купец А. Губин и крестьянин П. Бугров. И мужик пересилил купца, победив с разницей всего в один рубль. Губин соглашался выполнить работы за 81 601 рубль, а Бугров - за 81 600. При сметной стоимости в 85 227 рублей серебром.

Этот большой подряд состоял из двух основных частей. Первая - наводить, поддерживать, разбирать и хранить мосты до следующего сезона. А мостов было немало: плашкоутный мост через Оку,

Плашкоутный мост

 

два моста на деревянных стойках через Окский затон на Гребневские пески,

Мост на деревянных стойках через Окский затон на Гребневские пески

 

четыре проезжих моста через Обводной канал (Ирбитский, Иркутский, Армянский и Татарский),

Мост у ярмарочной мечети

 

восемь пешеходных переходов через Обводной канал и через истоки Мещерского озера (Канавинский, Сибирский, Китайский, Самокатный и др.). Важнейшим был мост плашкоутный. Подрядчик обязан был хранить плашкоуты (плоскодонные баржи) в затоне, а их было 20-27 основных, 4 вводных (съезжих и заезжих) и 2 запасных. Кроме того, особый плашкоут с караулкой для мостовой охраны. Крепился мост на 57 якорях, имелось 10 пар насосов для откачки воды и три завозных лодки для постановки плашкоутов. Подрядчику вменялось в обязанность беречь плашкоуты от ледохода, ремонтировать их, ежегодно строить по три новых на замену. Надо было вовремя навести мосты: плашкоутный с весны, остальные к открытию ярмарки. В общем, забот хватало.

А была еще вторая часть подряда. Это временные деревянные сооружения, куда входили восемь помещений для ярмарочных надзирателей, жандармская казарма с офицерскими комнатами, нарами для рядовых, кухней и конюшней, казачья казарма с кухней и навесом для коней, четыре помещения для полиции, помещение для унтер-офицерской полицейской службы, пять гауптвахт, два пожарных сарая с каланчами, сараи для экипажей, балаган для метельной команды (дворников), часовня для водосвятия на Оке. И это перечень только обязательных построек. Остальное - по необходимости. Контракт предусматривал еще социальную защиту нанятых рабочих, что для того времени было необычно. Подрядчик кормил рабочих «свежею, здоровою и сытною пищею, приличной по временам года одеждою и обувью, квартирою и банею, а равно обеспечивал пользование больных и присмотр за оными и погребение умерших». Нелегким был ярмарочный подряд, но игра стоила свеч. Ибо на все это Бугров ежегодно получал 11 948 рублей 95,5 копеек серебром. А он держал его до 1856 года включительно.

Помимо основного подряда Бугров выполнял еще и массу мелких работ: вел текущий ремонт корпусов и канализации, строил часовни, мостил дороги и так далее.

Подрядчики-купцы ожесточились против удачливого конкурента из крестьян. И на очередных торгах 1857 года сделали все, чтобы вырвать у него большой ярмарочный подряд. Торговалась та же десятка, что и в 1850 году. После предварительных торгов в лидерах снова оказались Губин и Бугров, и позиции Бугрова были сильнее. Но на переторжку неожиданно явился купец И.А. Торсуев, не участвовавший в торгах предварительных. Он резко понизил цену подряда на 13 600 рублей, чем и вырвал из рук Бугрова победу. Впоследствии Петр Егорович умело опротестовал «купеческую махинацию» (а это, действительно, была тщательно спланированная махинация). И следующий контракт на содержание ярмарочных мостов сроком с 1858 до 1861 года был снова заключен с ним. Хотя был он к тому времени уже стар (в 1858 году ему было уже 73 года) и болен. И исполнение доставшегося ему главного подряда добровольно уступил Почетному гражданину Нижнего Новгорода Н.И. Триполистову.

И очередной подряд на большой ремонт зданий Гостиного двора, а также исправление крыши на Ярмарочном соборе,

Ярмарочный собор

 

ремонт дверей в торговых лавках, обновление окон в китайских рядах,

Нижегородская ярмарка. Китайские ряды

 

штукатурка и окраска стен в Армянской церкви,

Нижегородская ярмарка. Армянская церковь

 

устройство ярмарочного флагштока) в феврале 1858 года тоже достался не кому-нибудь, а ему.

Ярмарочный флагшток

 

Настолько велик был к тому времени его авторитет в ярмарочном комитете, настолько прочна его репутация честного предпринимателя, завоеванная годами добросовестной работы по обустройству Всероссийского торжища. Ярмарка уже не могла обойтись без Бугрова.

1 мая 1859 года его снова пригласили на очередные торги по ремонту ярмарочных корпусов. Но 3 мая, как раз в день переторжки, Петра Егоровича не стало. И очередной подряд подхватил купец А. Губин (за 6 690 рублей при стартовой цене 9 726 рублей 72 копейки серебром). Ярмарочная контора осталась должна Петру Бугрову большую сумму. Получал этот долг уже сын Петра Егоровича Александр. В 1859 году ему было выплачено 33 722 рубля 80 копеек серебром.

 

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei