Петр Бугров отблагодарил свою общину по-деловому. Как именно? А вот как. Большинство жителей Семеновского уезда занималось в XIX веке не столько токарно-ложкарным промыслом, как многие считают, сколько промыслом пимокатным: катали валенки и шляпы. По данным «Военно-статистического обозрения России», по Семеновскому уезду на начало века значилось 536 токарно-ложкарных заведений с общим годовым производством в 11200 рублей и 579 пимокатных мастерских производительностью до 55 тысяч рублей в год.

Затачивание ложек. Нижегородская губерния

 

Но пимокатный промысел, особенно его шляпная часть, переживал тогда кризис сбыта из-за конкуренции более дешевого картуза, позаимствованного у немцев. Мастеров-валеносапожников безжалостно обирали перекупщики. Сбыт продукции был главной головной болью мастеров. «Валеносапожным промыслом занимаются крестьяне Дроздовской, Кантауровской, Борской, Юрасовской, Рожновской, Зиняково-Смольковской, Чистопольской и отчасти Хохломской волостей, - отчитывался начальству полицейский исправник Семеновского уезда. - Все кустари затрудняются со сбытом своих изделий».

Поволжье. Ложкарное производство

 

Петр Егорович Бугров, сам в совершенстве владевший шляпным ремеслом и уже поднаторевший в делах торговых, и помог землякам в решении этой жизненно важной для них проблемы. Для начала он организовал торговлю валенками и шляпами на Нижегородской ярмарке. По книге по-лавочного сбора за 1823 год за ним значился балаган в валеночном ряду А в 1834 году в том же ряду он держал уже не балаган, а лавку, за что и полавочного сбора платил больше - 90 рублей вместо прежних 60.

Поволжье. Ложкарное производство

 

Изделиями земляков Петр Егорович торговал не только на ярмарке, работавшей всего один месяц в году, но и по всему Нижегородскому краю. При чем вел торговлю оптовую. Так в 1835 году он поставил партию в тысячу пар шерстяных чулок Удельному земледельческому училищу в селе Воротынец Васильского уезда. Товар понравился, и в 1840 году Департамент уделов повторил заявку.

Ложкарный базар в городе Семенове

 

Ёмкий рынок сбыта шерстяных изделий своих земляков Петр Бугров нашел на соляных промыслах. На знаменитых соленых озерах Эльтон и Баскунчак в Нижнем Поволжье соль добывалась открытым способом. Она до крови разъедала ноги рабочих, а палящее солнце до обморока калило им головы. Вот этим бедолагам Петр Егорович и предложил надежную обувь и хорошую защиту от солнца, чему соледобытчики были несказанно рады. Продолжая работать на Соляную контору, он стал загружать пустые баржи, сплавлявшиеся вниз по Волге за солью - валенками и шляпами. Что было выгодно всем: и рабочим соляных приисков, и кустарям-валеносапожникам, и самому Петру Бугрову. По оценке Департамента уделов, он зарабатывал на этом до двух тысяч рублей в год.

Ролью своей посредник, по всей видимости, не злоупотреблял, расчеты вел по справедливости, ко взаимной выгоде. Наверное, уже тогда формулировался знаменитый бугровский девиз, которому всю жизнь следовал и он сам, и его потомки: «Делай так, чтоб тебе было хорошо, и никому не худо!» Посредническая услуга Бугрова помогла семеновскому валено-сапожному промыслу выстоять. И земляки уже тогда прониклись к нему большим доверием.

Ложкарный базар в городе Семенове

 

В середине 20-х годов XIX века на всю губернию прозвучало дело о злоупотреблениях чиновников Чистопольского удельного приказа. Виновные были сосланы на поселение в Сибирь. И когда речь зашла об избрании нового руководства, взоры крестьян всего приказа обратились к авторитетному Петру Бугрову. В 1828 году он был единодушно избран головою (старшиною) Чистопольского приказа. На этой должности он получал 250 рублей годового жалования и 35 рублей в год на полагавшийся ему по чину форменный кафтан. Кафтанов, собственно говоря, было два - будничный и праздничный, из синего сукна с позументами (яркими нашивками из цветной тесьмы).

Пост этот играл для Петра Егоровича не столько экономическое, сколько морально-политическое значение. Он заметно усилил его общественное влияние, свидетельствуя об общем признании его деловых и моральных качеств. Ведь на такие должности крестьяне предпочитали избирать людей не просто состоятельных, но рассудительных, порядочных и трезвых. Так уж получалось, что этими людьми оказывались очень часто старообрядцы. Что вызывало досаду официальной церкви. Она старалась добиться, чтобы выборные властные посты занимали «никониане», а крестьяне при выборах сельских старост и волостных старшин, как сетовали в отчетах Святейшему Синоду губернские церковные начальники, «обращали внимание не на веру, а на рассудительность, честность и степень исправности в своем хозяйстве, будь то раскольник или православный, им все равно».

Крестьяне не ошиблись в выборе. Став главою приказа, Бугров быстро навел в нем порядок. Оперативно взыскал все растраты общественных денег, за свой счет возместил немалую часть долгов бедноты, вывел приказ из числа недоимочных. К тому же возобновил давний спор земляков с графом В.В. Мусиным-Пушкиным-Брюсом за луга в районе Трех озер. Спор давний, крестьяне, действительно, были страшно обделены сенокосами. Петр Егорович пытался разрешить эту несправедливость, но уездный суд, преимущественно дворянский по своему составу, взял сторону графа.

Ложкарный базар в городе Семенове

 

И все-таки добросовестное исполнение служебных обязанностей принесло Бугрову не только благодарную признательность земляков, но и уважение начальства. Удельное ведомство наградило его золотыми и серебряными позументами к форменному кафтану. Выборная должность головы приказа, исполнявшаяся в течение трех лет, обогатила Петра Бугрова административным опытом и расширила его деловые связи в административных инстанциях, что в дальнейшем содействовало его коммерческим начинаниям. Опираясь на вновь обретенные общественные позиции, Бугров расширил свой подрядный промысел.

 

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei