По общественному разделению труда Нижегородская губерния была губернией потребляющей, нуждавшейся в привозном хлебе. Особенно это касалось нижегородского Заволжья, родных для Бугрова керженских лесов. Уловив эту специфику, Петр Егорович и развернул торговлю хлебом. Тем более что сам стал крупнейшим мукомолом губернии. Хлеботорговлю П.Е. Бугров повел столь масштабно, что именно её чиновники Департамента уделов считали его главным занятием. Конечно, прибыльным делом этим в Нижегородской губернии успешно занимались и другие. В том числе, и предприимчивые люди из удельных крестьян. Капиталы крупных хлеботорговцев П. Киреева из села Воротынец Васильского уезда и Н. Емельянова из деревни Макарово Семеновского уезда исчислялись в 20 тысяч рублей у каждого. Однако П.Е. Бугров занял со временем ведущее положение и в этом бизнесе. Бугровское состояние определялось удельными чиновниками в 100 тысяч рублей серебром.

Хлеботорговые операции нижегородцев выходили далеко за пределы губернии. Но им долгое время не удавалось достичь прямого выхода на самый емкий рынок — столичный. Приходилось пользоваться услугами посредника — петербургского купца Чистова, загребавшего львиную долю хлебного барыша. Чтобы избавиться от этого «нахлебника», нижегородские хлеботорговцы стали кооперироваться для доставки хлеба в Санкт-Петербург по Мариинской водной системе. Причем объединяться начали именно хлеботорговцы из удельных крестьян, потому что им в этом деле содействовал Департамент уделов. В 1826 году он даже наградил двух крестьян Воротынского приказа - И. Малова из села Семьяны и П. Феськова из деревни Березовки «за особые заслуги по сопровождению хлеба в Санкт-Петербург». Каждый получил по нарядному кафтану.

Из практики сопровождения коллективных хлебных караванов в столицу и выросла идея Крестьянской компании для торговли хлебом. В 1846 году Департамент уделов, заинтересованный в повышении доходности этой своей оброчной статьи, инициативу поддержал.

Экономический расчет в пользу такого объединения провинциальных хлеботорговцев был прост и убедителен: в Симбирской, например, губернии в урожайные годы хлеб стоил один рубль за четверть (четверть — старинная мера сыпучих товаров, равная 209,91 литра), а в столице - пять рублей. И Департамент уделов даже субсидировал организацию этой компании, выделив ссуду в 50 тысяч рублей из «хлебного капитала», слагавшегося из денежных сборов с крестьян взамен натуральной ссыпки зерна в общественные запасные магазины (амбары) на случай стихийных бедствий и процентов от них.

В Департаменте уделов были разработаны «Правила» для создававшейся компании, по которым она должна была стать, по существу, оптовым посредником между крестьянами и рынком, покупавшим крестьянский хлеб и выгодно его перепродававшим. Доходы распределялись так: 6 процентов шли на погашение ссуды «хлебного капитала», все остальное делилось пополам между компаньонами и крестьянами-поставщиками хлеба.

Итак, в 1847 году Крестьянская компания для торговли хлебом была создана в составе П. Киреева, головы Воротынского удельного приказа, Потехина, головы Ризадеевского удельного приказа, торгующих крестьян Н. Емельянова и Забаранкова. Петр Бугров повел себя осторожно, в компанию вступил не сразу, присматривался. В 1848 году компаньоны закупили хлеба на 34 728 рублей и продали его за 40 508 рублей, получив 5 780 рублей барыша и поделив его пополам с крестьянами-поставщиками. По-видимому, компания с самого начала повела дело честно и добросовестно. На первом же году работы компаньоны решительно исключили из своих рядов одного из учредителей - Потехина, уличенного в обмане крестьян и растрате 4 184 рублей 37 и 3/4 копейки средств компании. Вот тогда на его место и был приглашен П.Е. Бугров.

С участием Бугрова дела Крестьянской компании пошли успешнее. У него были свои баржи, в том числе и коноводки, удобные для транспортировки грузов по Мариинской водной системе. Зона закупок зерна распространилась на Казанскую, Симбирскую, Самарскую, Вятскую, Пермскую губернии. Упрочились торговые связи с Петербургом. Представителем компании в столице стал Н. Емельянов, земляк и друг Петра Егоровича. Нижегородская удельная контора, которую с 1849 года возглавил В.И. Даль, продолжала активно поддерживать компанию. В первый же год своей работы в Нижнем Даль выделил из «хлебного капитала» аванс на закупку зерна крестьянам-хлеботорговцам: Забаранкову 5 тысяч, Емельянову и Бугрову по 4 тысячи рублей. К сожалению, в 50-е годы XIX века компания расстроилась. Причиной послужил общий кризис феодальной системы хозяйства накануне отмены крепостного права. Хлебный рынок был дезорганизован, компаньоны понесли убытки.

Компания распалась, но П.Е. Бугров хлебную торговлю не свернул, напротив, расширил. Владея многочисленными мельницами, он торговал хлебом и в розницу, и оптом. Розница шла у него и на Нижегородской ярмарке, и в бакалейных лавках его нижегородских домов, и в Балахне, где он держал две хлебных лавки. Но упор у него был на оптовую хлеботорговлю.

Являясь крупнейшим мукомолом Поволжья, Петр Егорович договорился с Провиантским департаментом Военного министерства о поставках в провиантские магазины (склады) Центральной России муки и круп. Были заключены контракты на сотни тысяч рублей серебром, и потекла продукция бугровских мельниц на воинские склады Нижегородской, Костромской, Ярославской, Тверской, Владимирской, Московской, Петербургской губерний. Контракты заключались не с черного хода у чиновников -мздоимцев, а с публичных торгов, где Петр Егорович уже имел репутацию подрядчика честного и ответственного, что помогало ему побеждать конкурентов. Следовательно, уже Бугров-первый взял на себя ответственную миссию продовольственного снабжения российской армии, чем прославятся потом и продолжатели семейного дела.

Впрочем, Петр Бугров использовал для оптовой реализации своей продукции и другие возможности. Незадолго до смерти, весной 1859 года он заключил контракт на поставку провианта в заведения Приказа общественного призрения, ведавшего больницами, школами, богадельнями. Следовало поставить муку пшеничную и ржаную, крупу овсяную, крупу гречневую, пшено сорочинское, горох крупный, солод ржаной, мед, патоку, масло коровье, постное, деревянное, сало говяжье и свиное, рыбу, яйца куриные, грибы, уксус рейнский и пивной, а также смолку курительную, свечи сальные, мыло желтое, лапти, венки, холст подкладочный. Всего товара на 8 710 рублей серебром.

На этом своем поприще, как и на прочих, Бугров сполна ощутил на себе и происки конкурентов, и произвол чиновников-лихоимцев. Примером первого может служить тяжба, затеянная против него в 1851 году ярославским купцом Д. Иконышевым. Иконышев предъявил Петру Бугрову иск в 11 177 рублей 13,5 копеек серебром за свой подчалок (лодка, следующая за баржой на привязи) с товаром, потопленный якобы тяжелым якорем бугровской коноводки. Бугрова выручили судорабочие, подтвердившие, что судно Иконышева затонуло не по бугровской вине.

Подпись П.Е. Бугрова стояла под коллективной жалобой хлеботорговцев из удельных крестьян Костромской и Нижегородской губерний на имя управляющего Нижегородским удельным имением В.И. Даля в 1858 году.

Имея у себя для волжского промысла небольшие суда, кладушки и разного рода расшивы парусные,- писали торговцы, - мы с давнего времени занимаемся поставкою до Рыбинска разного товара, хлеба и соли, а судоходные чиновники чинят нам всевозможные препятствия. Чтобы получить разрешение, нужно обойти 12 служебных порогов, и на каждом из них чиновники вымогают взятки». Даль, отлично знавший чиновничьи уловки, поддержал просителей и переправил жалобу в столицу, в Департамент уделов, сопроводив ее своим собственным суждением: «Судовым промыслом и хлебной торговлей занимается довольно много удельных крестьян Нижегородской и других губерний. Но судоходное управление чинит им в этом массу преград».

Так что бюрократизм и коррупция мешали предпринимательству и во времена Петра Бугрова. Это старый закоренелый враг деловых людей всех времен.

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei