С появлением буксирных пароходов бурлацкий промысел пошел на убыль. И Петр Егорович перебрался в грузчики. Работа эта была стабильнее, денежнее, да и к семье поближе. По свидетельству И.А. Шубина, большинство грузчиков способно было нести груз до 15 пудов, т. е. до 240 килограммов.

Пристань

 

За рабочий день (а он длился у грузчиков до 14 часов) каждый переносил обычно по 200—300, а в особо напряженные дни до 700-800 пудов. Грузчики подразделялись на «горбачей» и «крючников». «Горбачи» таскали грузы без всяких приспособлений, а «крючники» делали это с помощью железных крюков на коротких веревках. Как писал А.П. Мельников, это были «артисты» своего дела.

Крючники на р. Волге

 

Грузчики, как и бурлаки, работали артелями. Во главе стояли «батыри», кои вели переговоры с грузовладельцами. В каждую артель обязательно включалось 2—3 «горбача», чей труд оплачивался выше: три «горбача» получали столько, сколько четыре «крючника». Ютились грузчики вблизи пристаней, нередко в трюмах дебаркадеров.

Грузчики

 

Иногда артелью снимали комнату, где спали по 20 и более человек на нарах. Зарабатывали грузчики больше бурлаков: от 2 до 8 рублей с 1000 пудов груза. Общий заработок колебался от 150 до 250 рублей за навигацию. За вычетом расходов на питание, грузчик приносил домой от 50 до 100 рублей.

Крючник

 

Самой стабильной в этом промысле в Нижнем считалась работа при соляных амбарах, располагавшихся вдоль берега Оки под Гребешком.

Амбары в которых хранили соль. Дореволюционная фотография

 

С XVII века Нижний Новгород сам стал главным «соляным складом» России. Именно сюда свозилась соль с мест ее добычи. Соль, как и хлеб, всегда относилась к главным продовольственным продуктам. Недаром до сих пор бытует обычай дорогих гостей встречать «хлебом-солью», а незваных — выпроваживать «несолоно  хлебавши». В 1705 году Петром I была установлена государственная монополия на торговлю солью. Государственная соляная контора была учреждена Берг-коллегией именно в Нижнем Новгороде. Больше века контора располагалась в Нижнем в доме № 10 по улице Рождественской. С 1839 года, когда Соляную контору возглавил крупный солепромышленник князь С.М. Голицын, он перевел ее на свое подворье на той же улице, где построил для этой цели три специальных корпуса, значащихся под № 47. Теперь в главном помещении работает речная милиция.

Именно чиновники Соляной конторы помогли Петру Егорову перебраться из бурлаков в грузчики, потому что бурлачил он, в основном, на это заведение, тягая тяжелые баржи-солянки.

Тяжелые баржи-солянки

 

Обратив внимание на его трудолюбие и ответственность, они сами позвали его на работу при соляных амбарах. Соляные амбары простирались вдоль Оки на три версты. Даже в 1880 году, когда государственная соляная монополия уже была отменена, под Благовещенским монастырем все еще стояли 98 таких складов. Работа при соляных амбарах была хорошо оплачиваемой и стабильной, поэтому грузчики Соляной конторы составляли своеобразную «аристократию» среди прочих ломовых бедолаг.

Грузчики, работавшие в волжском пароходстве

 

Вся соль, добывавшаяся в Балахне, в верховьях Камы и низовьях Волги, тяжелыми баржами-солянками свозилась в нижегородские соляные амбары. А из них малыми судами развозилась по всем губерниям центральной России по притокам Оки и Волги, по Мариинской водной системе. Так что грузовые работы кипели у соляных амбаров в течение всей навигации.

Грузчик на пристани

 

Петр был крепким, привыкшим к тяжелой работе человеком. Кули с солью казались ему легче бурлацкой лямки, и он выполнял новую работу, как всегда, добросовестно. По воспоминаниям В.И. Даля, он «несколько лет сряду летовал под горою у соляных складов, у разгрузки и погрузки судов, таская на могутных плечах своих четырехпудовые кули по зыбкой клади с пристани на барку». Однажды он оступился и вместе с кулем упал в воду, разбив себя и погубив соль. Эта оплошность дорого ему обошлась. Больничных тогда не платили. Вернувшись после лечения на работу, несколько дней он таскал тяжелые кули бесплатно, возмещая утрату размокшей соли, погибшего рогожного куля и даже мочальной завязки. Все взыскали. Петр стерпел, работу не бросил. Ведь за навигацию здесь можно было заработать до 250 рублей.

Добросовестность Петра снова была замечена, и его повысили в должности. Перевели из грузчиков в сплавщики соли, сопровождавшие караваны соляных барж. Этим делом занималась Солевозная комиссия, поставлявшая соль в столицы и города центральной России по Оке, верхней Волге и Мариинской водной системе. Вот здесь, на этой работе и произошел коренной перелом в делах основоположника Бугровской фамилии. Главным фактором его деятельности стала не физическая сила, которой его щедро наделила природа, а способности умственные. «Коли дал Бог человеку ум, так надобно работать и умом», - любил говорить Петр Егорович. И умело использовал возможности новой службы. Попутно с транспортировкой казенной соли занимался своими делами. Закупал разные товары в одних местах, где они были подешевле, и перепродавал в других местах, где цены на них были повыше. В результате процесс «первоначального накопления» у него заметно ускорился. Недаром нижегородский краевед И.И. Вишневский в свое время говорил, что «в богачи Бугров вышел через соль».

 

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei