По наследству от отца Александру Петровичу досталось в Нижнем Новгороде 9 домов и 6 флигелей (тогда домами считались лишь строения по красной линии улиц, а дома во дворах именовались флигелями). Сам он проживал в родительском доме на Окской (теперь Нижне-Волжской) набережной, где, по семейной традиции, места занимал немного. По большей части, его дома, как и при отце, были доходными. Нижние этажи занимали торговые фирмы, на верхних этажах размещались гостиницы, рестораны и квартиры. Так было и в трехэтажном доме на Рождественской: внизу - лавки, на втором этаже - гостиница, на третьем - квартиры служащих. Во дворе этого дома стояли два каменных двухэтажных флигеля, в которых первые этажи тоже были заняты торговлей и складами, верхние - квартирами служащих.

Были моменты, когда для массированной скупки дворянских лесов, развернутой Александром Петровичем, ему требовались немалые деньги. Ради этого он продает часть своих домов. Именно так было с особняком на Благовещенской площади, который он разменял, чтобы получить лес А.А. Турчанинова, о чем уже говорилось.

Особняк Бугровых на Благовещенской площади.

Благовещенская площадь и Зеленский съезд в конце XIX века. Фото А.О. Карелина

 

В 1878 году Александр Петрович продал свой каменный трехэтажный дом с флигелем у «красных казарм» купцу Н.И. Торсуеву за 10 тысяч рублей (дом, к сожалению, не сохранился, был снесен относительно недавно при строительстве поликлиники речников). А в 1881 году был продан трехэтажный каменный дом, который и поныне стоит на углу Нижне-Волжской набережной и улицы Широкой под №7/2. А.П. Бугров уступил его торговому дому «Емельян Башкиров с сыновьями» за 80 тысяч.

 Дом на углу Нижне-Волжской набережной и улицы Широкой под №7/2

«Каменный с лавками дом» в Мясном ряду. Наши дни. Фото А. Ермакова

 

Все это не означало, конечно, что Бугров-второй только разбазаривал городскую недвижимость отца. Он ее и приумножал, в первую очередь, на Нижнем базаре, в торговой части города. Так, унаследовав от отца соляные подряды, Александр Петрович приблизился к соляным амбарам под Гребешком, где в Благовещенской слободе купил у коллежского асессора А. Волкова два небольших дома.

Но самое весомое, что сделал Александр Бугров для умножения бугровского домовладения, — он основал вторую городскую усадьбу. При чем там, где в свое время этого не удалось сделать его отцу Петру Бугрову, — в верхней части Нижнего. В 1862 году он приобрел у генерал-лейтенантши графини А.Г. Толстой ее долю в наследстве ее отца, известного нижегородского богача камергера и кавалера князя Г.А. Грузинского, скончавшегося в 1852 году. Ее доля составляла значительную часть некогда обширной городской усадьбы этого вельможи. Известный нижегородский историк-краевед Н.И. Храмцовский описывал владения Толстой так: «Сад с тенистыми липовыми и березовыми аллеями и множеством фруктовых деревьев, занимавший в окружности более версты... Этот сад был местом гуляния нижегородской публики, в нем была кондитерская, в праздники по вечерам играла музыка и танцевало образованное сословие. Дом графини стоит на пригорке, несколько отдаляясь от улицы; он в один этаж, но размеры его для деревянного здания, можно сказать, огромны. Один взгляд на него дает понятие, что это было некогда жилище вельможи времен Екатерины. Главный фасад дома украшен террасою, пред которой растет ряд берез». Эта часть усадьбы Грузинского простиралась по Грузинской улице (тогда переулку) между улицами Алексеевской и Ошарской. Графиня А. Г. Толстая вынуждена была расстаться с отцовским наследством для погашения больших долгов.

Новый владелец Александр Петрович Бугров умело использовал приобретенный участок. Именно на нем в глубине сада он организовал крупный лесосклад, о котором уже говорилось. Здесь, рядом с бывшим садом князя Грузинского он основал и вторую городскую усадьбу Бугровых. В 1863 году за 3 400 рублей купил у господина Пакатова каменный двухэтажный дом с деревянным флигелем и прочими хозяйственными строениями. Дом этот и теперь стоит на углу улиц Алексеевской и Грузинской. Долгое время в нем работал Институт повышения квалификации учителей, сейчас размещаются база детского туризма.

Вторая городская усадьба Бугровых. Наши дни.

Вторая городская усадьба Бугровых. Наши дни.

 

Купив этот дом, Александр Петрович задумал выстроить двухэтажный с подвалами доходный дом, и заказал проект архитектору И. К. Кострюкову. Планы-фасады были утверждены Нижегородской Строительной комиссией 22 мая 1863 г., тогда же начались строительные работы.

Первый этаж заняли семь лавок со сводчатыми подвалами-складами под ними. Второй сдавался внаем под жилье. Сквозной проход с лестничной клеткой в центре дома и два отдельных входа со стороны двора были удобны для квартиросъемщиков. Угловую часть второго этажа занимал зал, выходивший на улицу балконом с отлитыми на Выксунском заводе решетками ограды, которые ныне отсутствуют. Остальные же элементы изначального декоративно-художественного убранства дома сохранились с середины XIX в. до сих пор. 

А на площадке, прилегающей к бывшему Грузинскому саду, Александр Петрович развернул новое жилищное строительство. И в 1867 году здесь стояло уже семь домов: один каменный двухэтажный с флигелем, два дома деревянных с тремя флигелями. При них две конюшни, два каретных сарая и погреб. Налоговая инспекция оценивала все эти строения в 23 тысячи рублей.

Весь этот комплекс домов вместе с лесоскладом в Грузинском саду и стал второй городской усадьбой Бугровых, где хозяйкой поселилась младшая дочь Александра Петровича Зиновея. Замуж она не выходила, хотя была недурна собой и долго считалась одной из богатейших невест в городе. Зиновея ведала в семье благотворительностью. По семейной традиции, сама занимала в обширной усадьбе место скромное, практически все дома тоже были доходными, то есть сдавались внаймы. Так в угловом доме на Алексеевской работали бакалейная лавка купца M.Л. Воробьева, сапожная мастерская цехового B.C. Чугунова и питейное заведение купца А.М. Карякина.

В 1868 году, расширяя свои домовладения в верхней части города, Александр Петрович приобрел пустопорожнее место на углу улиц Малой Покровской и Ильинской, принадлежавшее покойному коллежскому регистратору Скребницкому и описанное у его наследников за неоплатные долги купеческому сыну Черкашеву. Место престижное, но по каким-то причинам Бугров его так и не застроил. Оно и теперь, кстати, почему-то пустует, огражденное красивой оградой.

При Александре Петровиче возводились каменные бугровские торговые лавки на Нижегородской ярмарке. В начале 70-х годов на ярмарке вообще произошли серьезные изменения. Если поначалу окруженные обводным каналом торговые ряды Гостиного двора возводились сплошь каменными, то с ростом ярмарки они, выйдя за канал, строились уже, в основном, деревянными и часто горели. Очень большой пожар произошел 25 июля 1872 года, он бушевал два дня. Горели не только лавки и склады, но даже и суда с грузами на Сибирских пристанях. До этого пожара купцы арендовали у ярмарочной конторы торговые места. Бугровы держали таким путем до десятка торговых точек. С 1872 года ярмарочная администрация стала распродавать торговые места в частную собственность с условием, чтобы купцы строили свои торговые заведения не деревянными, как прежде, а только каменными. Бугровы не стали восстанавливать прежние свои торговые места, а на бойком месте, в начале улицы Московской (теперь Советская) возвели три каменных двухэтажных торговых корпуса.

Торговый корпус.

Торговый корпус

 

Торговый корпус. Наши дни.

Торговый корпус. Наши дни.

 

Место оказалось очень удачным, рядом с железнодорожным вокзалом, и торговать здесь можно было не только в ярмарочный сезон, но и круглый год. Корпуса были построены очень добротно, они и по сей день исполняют свою торговую функцию на Советской улице под общим номером 20.

 

Продолжение следует....

К списку статей     

По книге А. В. Седова "Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых".

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

GearBest.com INT
Huawei