Итак, после ранения, Василий Львович Демидов, по благословлению своего отца отправляется жить в Быковку.

По приезде в Быковку Василий Львович начал с того, что стал возводить для себя и своей прислуги (пока один) дом.

Возле Быковки

Возле Быковки

 

А надо сказать, что Быковка стоит, как бы на двух горах (одна повыше другой), разделенных оврагом, в котором до сих пор бьют чудесные, чистейшие ключи.

Часовня возле быковских родников

Часовня возле быковских родников

 

Так вот: как раз на высокой горе появились люди, и началось строительство. Оно велось чрезвычайно быстро. Здание своим фасадом смотрело на Ургу, прекрасную извилистую речку, протекавшую по лугам метрах в восьмистах от усадебного дома. Немедленно был разбит парк, который сохранился до наших дней. Представьте - достаточно крутая гора, покрытая огромными деревьями разных пород, и среди этого доморощенного леса, среди заросших кустами когда-то свободных полянок отчетливо видна полукруглая подъездная аллея к теперь уже пустому месту.

Воротынский район, с. Быковка. Один из усадебных домов Демидовых Воротынский район, с. Быковка. Один из усадебных домов Демидовых Воротынский район, с. Быковка. Один из усадебных домов Демидовых Воротынский район, с. Быковка. Один из усадебных домов Демидовых

 

Различимы террасы, где стояли барские дома и живы растущие вокруг них деревья.

Такой штрих: во время войны (1941-1945 г.г.) в этой безлесной местности не хватало дров. Вырубали яблоневые сады, а парк - не тронули. Никто не приказывал, сами люди решили - не рубить. 

Холм, на котором была одна из усадеб Демидовых. Сохранившаяся аллея серебристых тополей

Холм, на котором была одна из усадеб Демидовых.

 

На высокой горе - единственная улица. Глаза ее домов - окна -смотрят на парк, на старые липы с хорошо развитой кроной и на их толстенные стволы. Когда-то детские руки ребятишек Василия Львовича помогали сажать эти деревья...

Правнуки Василия Львовича Демидова. Таня, Вова, Юра. Вова умер в 10 лет от скарлантины. Фото 29 марта 1909 года

Правнуки Василия Львовича Демидова. Фото 29 марта 1909 года

 

Но прошли десятилетия, липы возмужали, а маленькие тогда еще Демидовы - уже упокоенные - лежат на кладбище возле Быковской церкви, она восстановлена.

Могильные камни, вернее, мощнейшие надгробия видны сразу. 

Вот надгробие Александра Васильевича Демидова - любимого сына Василия Львовича. Хорошо видны имя, отчество, фамилия. Даты жизни и смерти Александра Васильевича: 7 сентября 1811 г. - 22 июля 1872 года, был он инженер-майором.

Надгробие  А.В. Демидова

Надгробие  А.В. Демидова

 

Рядом его жена Анастасия Николаевна Демидова, урожденная Сущева - 20 марта 1821 года - 12 ноября 1876 года.

Надгробие А.Н. Демидовой Надгробия  А.В. Демидова и А.Н. Демидовой

 

А вот и их сын Михаил Александрович Демидов - родился 29 января 1851 года скончался 21 мая 1871 года.

Надгробие Михаила Александровича Демидова, сынаА.В. и А.Н. демидовых и внука Василия Львовича

 

А вот из надгробий Василия Львовича и его жены Неониллы Ивановны сделали памятник погибшим коммунистам. Внизу - большое гранитное надгробие кого-то из Демидовых, закрашенное поверху кузбасс-лаком. На большое взрослое надгробие взгромождено детское, тоже закрашенное чем-то черным. И уже на него водворено надгробие, которое ставится на землю вертикально. То место, где памятник сужается, переходя в крест, отбито. Вместо креста - звезда, укрепленная при помощи бетона. Также, как и в первых двух случаях, имена умерших сбиты, образовавшиеся же неровности залеплены бетоном, на котором написано:

Борцам за народное счастье, первым

коммунистам села

Стеклову А.М.

Калашникову И.И.

Комолову И.К

Воробьеву Н.А.

зверски убитым кулаками

1918 г.

Памятник погибшим коммунистам

 

1918 год. А случилось, оказывается, вот что... Началось знаменитое быковское восстание. Крестьяне села выступили против советской власти, заявив, что Демидовы - молодцы и все делали правильно и что они (местные жители) их в обиду не дадут.

Была стрельба. А еще был дом под горой, где заночевали - да вовсе не коммунисты, а просто крестьяне, неизвестно даже кого поддерживавшие. Так вот и там немного ночью постреляли... Были убитые. И эти фамилии четырех несчастных погибших «приколотили» навсегда в список жертв, зверски убитых кулаками. 

Василий Львович пьянству был ярый враг. Приехав в село в 29 лет, он тотчас закрыл винокуренный завод с целью прекращения пьянства. Демидов в точности, как и Шереметев, поощрял тех, кто не пьет, и наказывал розгами или кнутом неуемных пьяниц.

За действиями молодого хозяина внимательно следил отец Лев Прокофьевич, живущий в основном в Москве. Он помогал сыну дельными хозяйственными советами, а однажды так вообще прислал ему семенного картофеля, неизвестного в то время еще в Быковке. Часть семян Василий Львович раздал никогда не видевшим такого «плода» крестьянам и объяснил, как надо его сажать. Это был 1800 год. Тогда в России еще не знали колорадского жука, поэтому при умелом уходе картофель уродился отменным. Крестьяне, собрав урожай, не ведали, правда, что с ним делать. И опять Василий Львович терпеливо объяснял, что и как. При надобности крепко настаивал. Результат был налицо: через несколько лет Быковка даже не понимала, как же раньше она обходилась без картофеля.

Экипаж около усадебного дома в Быковке

Экипаж около усадебного дома в Быковке

 

Помещик успевал следить за всем, даже за правильностью и временем внесения удобрений. В его расходной книге была такая запись: «Начинать унавоживать 5 июня, по возможности скорее запахивать от солнца. Иначе сила навоза пропадет». Самого навоза у Демидова было достаточное количество, потому что у него, как ни у кого в округе, хорошо содержалось отличнейшее стадо крупного рогатого скота. В свое время помещик закупил для Быковки коров чистой холмогорской породы, что в конце концов сделало его стадо лучшим в тех краях.

Был в Быковке и конный завод.  Жеребцов-красавцев привез Василий Львович от графа Орлова.

Приняв Быковку в плачевном состоянии, когда крестьяне еле сводили концы с концами, а хозяйство велось примитивными методами, он за шесть десятилетий превратил село в передовой аграрный комплекс с огромными доходами, шедшими к помещику, и «зажиточной» жизнью крепостных.

Все было стройно задумано и выполнялось - прежде всего - самим хозяином с пунктуальной точностью.

Он знал и деньгам счет:

1.Машеньке Демидовой на зубок - 216 р. 30 к.

2.Погоревшим Тубанаевским бобылям и бобылкам на 6 келий по 3 р. 50 к.

3.Александру в подарок - 2000 р.

4.При исповеди - 3 руб. 50 коп.

5.Проиграл в карты - 7 р. 75 к.

6.Дуняше Петровской - 262 р. 50 к.

По таким записям можно сразу догадаться, что помещик раньше был военным человеком. Во всем четкость, точность, а при допущенных ошибках - возможно быстрое исправление.

Демидов терпеть не мог грязи в прямом смысле этого слова.

Он приказал мести сельские улицы, чего еще не было заведено в других местах. А еще Василию Львовичу очень не нравились прямо-таки дождевые реки, текущие периодически по улицам Выковки вниз, под гору - к Урге. И придумал он следующее. Проложил под землей на улицах трубы и соединил их вместе в одну трубу возле того самого оврага, что около церкви. А овраг тот имеет направление - прямехонько к Урге. Вот и пустил Демидов общую трубу - в овраг. А чтоб его не размывало, превратил крутые склоны оврага в отвесные высокие стены (метров под 10, наверное) и выложил их красным кирпичом. Еще поставил - на всякий случай - по краям ограду - заборчик, чтоб ненароком кто-то из ребятишек как-нибудь не свалился...

Забор из красного кирпича вдоль оврага с трубой

Забор из красного кирпича вдоль оврага с трубой

 

Прошло с тех пор 150 лет, и, представьте, все сооружение цело: и овражные кирпичные стены все так же стоят, да и толстая труба немного высовывается. Но она, к сожалению, уже не функционирует.

Терпеть не мог Василий Львович непослушания. Бывало, строго наказывал. Им была, например, запрещена самовольная вырубка леса. Ослушался - плати штраф. За срубленное дерево стоимостью в один рубль отвечать приходилось уже 25-ью рублями. Поэтому желающих нарушить закон барина было совсем немного. Все знали, что наказание неотвратимо.

А еще Демидов терпеть не мог дураков. Другое дело - крепостной не понял чего-нибудь, а вот уж, если ослушался, не осознавая того, что помещик умнее его и указания дает здравомысленные, то тогда уж пощады не жди.

К примеру, один из приказов Василия Львовича:

«Выборный Михаил Семионов! У нас в соседстве несчастье: падеж рогатого скота! Поэтому объявить всем нашим подчиненным, чтобы в те селения ходить или ездить не дерзали да и в свои дворы из заразных мест лошадей с телегами не впускали. Рогатую скотину на пастьбу не гонять, а держать на дворах, где кормить и поить. Если же у кого скотина умрет на дворе, то платы за нее не будет, а хозяин будет высечен и обрит, как изменник и злой дурак».

с. Быковка. Демидовские крестьяне. Фото 19-го века

с. Быковка. Демидовские крестьяне. Фото 19-го века

 

А еще Демидов содержал оранжерею, в которой хорошо росли даже персики и абрикосы. Сам царь откушивал преподнесенные ему Василием Львовичем фрукты.

Помещик следил и за здоровьем своих подопечных. Наверное, не только по причине человеколюбия. Больной и слабый крестьянин - плохой работник.

Демидов сам выучился у домашнего врача князя Грузинского (Лысково) производить оспопрививание. И собственноручно привил от оспы всех своих крестьян, включая детей. Дети боялись идти, но их привлекали специально испеченными для них вкусными кренделями.

Все необходимое для прививок присылал из Москвы брат Василия Львовича - Лавр Львович. Когда Василий Демидов присылал к брату своего посланника - крестьянина, то на шею посыльного Лавр вешал мешочек со склянками и жидкостью для прививок, который крепостной под страхом наказания, не снимал до приезда в Быковку. Все всегда привозилось бережно и в целости.

Гулящих простых баб Василий Львович терпеть не мог, из деревни выгонял. Так поступил, например, он с солдаткой Екатериной Ильиной, проживавшей в принадлежавшей ему деревне Сарайки. (Деревня эта жива до сих пор). А мужиков, имевших с ней дело, наказал «рублем».

с. Быковка. Из демидовских крестьян

с. Быковка. Из демидовских крестьян

 

Еще задолго до всех царских манифестов Демидов решил для себя, как именно он начнет освобождать своих крестьян. Для осуществления своих мыслей Василий Львович основал в Быковке хлебный магазин, при помощи которого стал собирать общественный капитал. Он все объяснил крестьянам (отметьте: крепостным крестьянам), зачем и для чего это нужно. Они, наверное, кое-что поняли. Капитал стал содержаться в волостном опекунском совете, а деньги записали на Василия Львовича. Такая подробность: за все время существования капитала Демидов ни разу не воспользовался ни одной копейкой в своих личных целях, потому что был честен, порядочен и твердо знал, что на помощь общественного капитала могли рассчитывать лишь погорельцы, больные, инвалиды, а также родители рекрута.

В.Л. Демидов умер в 1861 году 1 февраля. Ему было за 90. И управлял хозяйством он до конца. А его крестьяне в этом же году одномоментно выкупились из крепостной зависимости благодаря именно этому самому капиталу, собранному мудрым и дальновидным Демидовым. 

 

Зарегистрируйтесь, пожалуйста, чтобы комментировать материалы сайта.

Категория: Демидовы
GearBest.com INT
Huawei